Благодарность.


Вопрос: Любимый Ошо, мысленно я пишу тебе каждый день. Все свои вопросы и мысли можно свести к следующему: Благодарности, я хочу поблагодарить тебя, Ошо, любимый мастер, и вниманию. Не мог ты бы один единственный раз в время дискурса сказать, — «Привет, Хариш,» чтобы все могли это услышать, чтобы я убедился, что ты и все остальные знают, что я существую как любящий тебя и партнер по танцам?
Благодарность.
Ошо: Привет, Хариш… Но этого не будет достаточно. Это будет всего-лишь пустая тарелка, ни еды ни напитков не будет. Будет похоже на пустыню, где ничего не растет. 

     Люди говорят «привет» друг другу беспричинно; я тоже говорю… но я хотел бы кое-что тебе подарить, чтобы «Привет Хариш» не было пустым.

Мой первый подарок:


     Мужчина сидит в баре и жалуется бармену, — «Через год, потратив тысячу долларов на психиатра, он говорит мне, что я вылечился. Здоров! Год назад я была Нэнси Рейган, а сейчас я Никто.»

     Римский католик, известный священник, и протестантский служитель, тоже очень известный, жарко дискутировали о достоинствах их уважаемых верований. 

     В конце концов, они не пришли к согласию и когда они прощались, католик сказал, — «Пусть каждый из нас идет своей дорогой – ты продолжишь поклоняться Богу по своему, а я продолжу поклоняться ему его способом.»

     Жена министра… мой второй подарок… расстраивалась, что ее муж восклицал, — «О Боже, милостивый Боже!» каждый раз, когда достигал оргазма. 

     «Дорогая, это прилично, — уверял он ее,  — и согласно Библии, где говориться, Блажен тот, кто приходит во имя Бога.» 

И третий:

     Католический священник слышал, что несколько женщин признались, что новый рассыльный бакалейных товаров всех их соблазнил. Он заставил каждую из них положить десять долларов в фонд бедных. 

     Когда, наконец, пришел рассыльный, священник гневно спросил, — «Что ты можешь сказать в свое оправдание?»

     «Только одно, — ответил мальчишка, — либо я буду с тобой в доле, либо я заберу свой бизнес в другой приход.»

     Хариш, оставь свой бизнес здесь!

     Я могу понять глубокое желание каждого быть любимым, и я вас всех люблю, знаю ли я ваши имена или нет. Имена – это просто наклейки на вас. Вы пришли в этот мир без имени, и покинете этот мир без имени. 

     Я считаю, что у вас нет имен; и если вы посмотрите вглубь себя, вы не нейдете там ни одного имени. Вы – безымянная реальность, и это хорошо, потому что каждое имя создает границы вокруг вас, делает вас маленькими. 

     Но твой вопрос важный. Внимание может привести к двум вещам: если оно по принуждению – оно питает эго; если о нем молятся с благодарностью – оно питает душу. 

     Ничего не могу сказать против твоего вопроса. Твой вопрос наполнен такой любовью, благодарность, что могу повторять, сколько ты захочешь, — «Привет Хариш». Это не усилит твое эго, это ослабит его. И столько много людей здесь, слышат, как я обращаюсь к тебе, — «Привет, Хариш», также повторяя то же самое. Тогда это становиться сильное энергетическое поле, братство духовности, где каждые делиться своим богатством. 

     Все в порядке. Многие хотели бы того же, но не смогли собраться с духом. 

     Ты храбрый человек. И ты просишь «… и все остальные знают, что я существую как любящий тебя и партнер по танцам». Мы собрались здесь не говорить о чепухе – о Боге, небесах и аде. Мы собрались здесь, чтобы радоваться, петь, танцевать вместе в такоь экстазе, чтобы личности сплавились одна с другой и стали одним органичным целым. 

     Я видел, как это становилось единым органичным целым много раз, когда вы все вместе смеялись. 

     Даже немцы не понимают, почему они смеются, а они разумные люди: видя, что все смеются, они тоже смеются. На самом деле они смеются громче других, чтобы никто не заподозрил, что они немцы. Конечно же, вне Будда Холл они спрашивают, — «А в чем дело то было? Почему все так смеялись? Я не смог понять.»

     Мой совет всем немецким санньясинам: забудьте о том, что пытаетесь понять это, именно это вас беспокоит. Вы увлечены пониманием, но момент прошел… Все смеются, а вы всегда вторые; вы не можете смеяться первыми, потому что вы еще не поняли это. 

     Здесь храм празднования, чистых язычников. Тут нет серьезных, никого не волнует, как добраться до небес, как получить арфу, сесть на облаке и петь до бесконечности, — «Аллилуйя, аллилуйя…» Они идиоты. Их забрали, чтобы освободить землю. 

     Если вы сможете радоваться со мной, тогда вы поняли меня. 

     Если моя музыка тронула ваше сердце, этого достаточно. 

     Я здесь никого не собираюсь обращать в какую-то веру. Я здесь, чтобы помочь вам научиться немного танцу души. Это самое религиозное явление: танец души – без страха наказания, и без жажды награды. 

     Этот момент — это все. 

Ошо

Великое паломничество отсюда сюда, глава 8

  • Благодарность. 
  • comments powered by HyperComments