Дом, в котором мы живем.

Дом, в котором мы живем.
     Мои усилия противоположны религиозным, потому что я могу увидеть, что они натворили. Намерение было хорошее, но их понимание было не достаточно глубокое. Я хочу, чтобы мужчины и женщины жили вместе, чтобы познакомились с телами друг друга, с их разницей, полярностью, чтобы в вашем подсознании не хранило никаких подавлений. 

     Когда ваше подсознание полностью освободиться от подавлений, ваш инстинкт приобретет другое качество. 

     Он соединен с разумом. Когда ваше подсознание более не подавленно, когда между сознанием и подсознанием нет Берлинской стены, эту стену можно убрать, потому что нет подавлений и, поэтому, нет необходимости скрывать подсознание, тогда можно входить и выходить из подсознания так же легко, как вы ходите из одной комнаты в своем доме в другую. 

     Это ваш дом. Гурджиев использовал это сравнение с домом, где человек – это трехэтажный дом. На первом этаже находится подсознание, на втором – сознание, а на третьем – сверхсознание. Когда разум и инстинкт не конфликтны, вы, впервые, становитесь человеком. Вы уже не часть мира животных. И я считаю, что это именно то, что нужно каждому, кто хочет знать правду, жизнь, существование; кто хочет знать кто он. 

     Подавляя девять частей своего ума, как вы собираетесь познать себя? Вы так сильно подавили себя в самом основании, что даже не можете двигаться. Все религиозные люди живут в страхе, дрожа. Чего они боятся? Они боятся своего собственного подсознания и подавленных инстинктов, которые стучатся в дверь их сознания, — «Открой дверь, мы хотим зайти! Мы хотим реализации, мы хотим быть прожитыми»

     Чем более они голодные, тем они опаснее. Вас окружают голодные волки; каждый инстинкт превращается в голодного волка. И в таких муках живут так называемые религиозные люди, окруженные голодными волками. 

     Я хочу, чтобы вы подружились со своим подсознанием. 

Ошо
От Страданий к Просветлению, глава 4

  • Дом, в котором мы живем. 
  • comments powered by HyperComments