Гуру Вуду.

 
Выдержки из недавно опубликованной книги Субхути "Мой танец с сумасшедшим".

     До того как я приехал в ашрам Бхагвана, я никогда не видел мертвого человека. Не прошло и трех дней после моего приезда, как красивая 27-летняя молодая женщина "оставила свое тело", как принято говорить, в расположенной поблизости больнице, умерев от какого-то осложнения, связанного с дыханием.
Гуру Вуду.
     Следующее, что я помню, ее тело лежало в зале для медитаций в ашраме и большое количество саньясинов в  оранжевых одеждах танцевало вокруг нее, как будто была какая-то вечеринка. Я тоже танцевал, но  в шоковом состоянии. Достаточно трудно было, переносить тот факт, что присутствует смерть, не говоря уже о том, чтобы праздновать это событие, как Бхагван предложил нам делать.

     "Это все фальшивое», думал я, закрыв глаза, чтобы не сравнивать себя с экстатическим видом окружающих меня людей.

     Бах!  В следующий момент  моя голова столкнулась с другой головой. Я резко открыл глаза и увидел еще одного лысого интеллектуала, который был из Германии, и глядел на меня с таким же удивлением,  с каким я смотрел на него.

     Я сразу же понял, что он находится в том же пространстве, что и я. Мы оба были пойманы нашими ментальными суждениями о том, что происходит вокруг нас, делая танцевальные движения, но полностью отвергая праздник. В то же время, на некотором эзотерическом плане существования, я мог отчетливо слышать, как  Бхагван смеется над нами обоими.

     Это он столкнул наши головы друг о друга? Я пытался исключить это как нонсенс, но, возвращаясь к тем ранним годам в Пуне, я не могу не начать вспоминать, сколько раз такое случалось со мной. Совпадения были сверхъестественными. Я нахожусь в некоем циничном, негативном психическом пространстве — так хорошо знакомому мне, как журналисту, специализирующемуся на политике, — а затем… удар! Вдруг я ударяюсь головой обо что-то.

     Особенно часто это происходило в рикшах, эти маленькие, шумные, двухпедальные такси, которые носятся по переполненным улицам индийских городов. Представьте мотоциклетку с двойным пассажирским сиденьем, накрытым пластиковым капюшоном, и вот она.

     Пластиковый навес рикши держался на рамке из двух стальных стоек и, раз за разом,  когда я бывал в некотором негативном пространстве, мысленно брюзжал по поводу Бхагвана, или каком-то аспекте его ашрама,  … удар! Я стукался головой об одну из этих стоек, которые находились в нескольких сантиметрах над моей головой на пассажирском сиденье.

     Однажды мне показалось, что я поломал его планы. Я ехал на рикше, понял, что нахожусь в циничном настроении, и намеренно сполз ниже по сиденью. "Ха-ха!" Я посмеивался, поглядывая на стальную арматуру. "На этот раз ты не достанешь меня!"

     В этот момент местная индийская мать с ребенком, которые шли, держась за руки, с нашей стороны дороги, решили, без всяких видимых причин, пересечь дорогу, не глядя по сторонам.

     Мой водитель рикши свернул вправо, чтобы объехать их — дорога была не шире узкой колеи — но они также продолжали двигаться вправо, так что ему пришлось съехать на обочину. Травяная обочина была мягкой, и колеса утонули в ней. В замедленном темпе рикша завалилась на бок и лежала.

     Я вылез. Водитель рикши был расстроен. "Э-эх, какой я невезучий!" причитал он.

     Я улыбнулся, порылся в кармане и отдал ему все наличные деньги, которые  у меня были с собой, на ремонт. "Нет, не переживай, ты везучий", заверил я его. "Это мне не повезло, что у меня духовный учитель со странным чувством юмора».

     На следующее утро в лекции Бхагван говорил  о Моисее и горящем кусте, который был охвачен огнем и все же не сгорал. Он посмеивался, не придавая ему значения как старомодному волшебному трюку. "Бог больше не делает такого", добавил он.

     Правильно. Но, вероятно,  делают индийские гуру.

     Кстати, может быть, я должен объяснить: целью Бхагвана была не замена негативных мыслей позитивным мышлением. У него не было времени для такой "дешевой американской философии". Поэтому не было бы никакой разницы, если бы я начал думать  "Бхагван  замечательный". Я бы стукался своей головой точно так же.

Настоящая цель в том, чтобы стать свободным от ума; освободиться от самой привычки думать, включая  и «хорошие» мысли, и «плохие» мысли. Как это сделать? Выполняя три закона духовного роста:
Гуру Вуду.
 
1) Медитация.

2) Медитация.

3) Медитация.


     Ананд Субхути работал политическим корреспондентом "Birmingham Post", постоянно присутствуя на заседаниях Палаты общин в Лондоне. Он принял санньясу в 1976 году и жил в ашраме, в Раджнишпураме, а затем снова в Пуне до тех пор, пока Ошо не покинул свое тело. В основном он живет в Европе и приезжает каждый год в Индию,  страну, которую он любит.

источник: http://www.oshonews.com
перевод Нурани
 
  • Гуру Вуду. 
  • comments powered by HyperComments