fbpx

Как шок и травмы делают из нас человека

Кришнананда (Том Троуб, доктор медицинских наук)

Если раньше я полагал, что травмы в нашем детстве могут быть нанесены только если у ребенка был опыт сексуального или физически жесткого обращения, то затем я понял, что причиной травмы могут быть и менее драматические события. И при этом травма оказывает воздействие на нашу жизнь сегодня.
Например, если тот, кто заботится о ребенке в своем детстве был зол или расстроен, эта энергия сильно шокирует, даже если эта злость не выражается. Если кто-либо из тех, кто о нас заботился, не был эмоционально присутствующим или часто возмущался, или если его или ее поведение было непредсказуемым, если нас часто критиковали, или сравнивали с другими, если на нас давили или ожидали от нас определенного поведения, чтобы стать кем-то в этой жизни – любого из перечисленных фактов будет достаточно, чтобы заработать в детстве серьезные травмы. Иногда несчастные случаи, сложные роды или госпитализация могут быть причиной травмы. На самом деле для ребенка, который такой впечатлительный, чувствительный и зависимый, любое игнорирование или вмешательство, которое постоянно повторяется, может создавать раны, которые он или она будут нести внутри.
Каковы же симптомы травмы? Как сейчас проявляется в нашей жизни то, что в прошлом травмировало нас? Чаще всего это проявляется в кКак шок и травмы делают из нас человекаакой-либо дисфункции. Другими словами, какой-то ключевой аспект жизни не работает. Возможно — это проблемы в сексе, такие как преждевременная эякуляция или импотенция у мужчин или неспособность испытывать оргазм или девственность у женщин. Возможно, есть сложности в раскрытии и выражении своих творческих способностей. Возможно — это боязнь гнева других или их ответных реакций. Отсюда неспособность постоять за себя или установить пределы. Возможно, испытываем трудности, когда открываемся кому-то или трудности в социальном общении. Или эмоциональная замороженность. Еще более усложняет дело тот факт, что мы понятия не имеем, почему у нас эти трудности, а травма, которая породила все это, похоронена в нашем подсознании. Возможно, мы постоянно находимся, так сказать, «на чеку», что означает, что наша нервная система постоянно взвинчена, такое чувство, что бежим по жизни, и часто ощущаем сильный стресс. Травма часто может проявляться в теле в виде таких болезней как астма или экзема, частые простуды или бронхиты, проблемы с весом, нервные расстройства и многих других. И, конечно же, фобии – прямой результат шокирующего переживания в прошлом.
Детская травма также является причиной шока в нашей сегодняшней жизни и часто мы не знаем почему. Прежде чем я узнал больше о шоке и травме, я не мог объяснить ситуации в своей жизни, когда неожиданно меня накрывала волна страха, я не мог ясно мыслить и говорить, иногда парализовало на физическом уровне или были ощущения невосприимчивости. Такие реакции имели место в ситуациях, когда я соперничал с кем-то, или сдавал экзамен или даже при занятии любовью. Иногда это могли спровоцировать очень, казалось бы, тривиальные ситуации, например смена поезда на станции или необходимость успеть на самолет или посещение вечеринки. Тогда я просто подумал, что что-то со мной не то или я был трусом или просто делал из мухи слона. На самом деле, шок может заставлять нас чувствовать, что мы просто «не соответствуем требованиям», что мы никогда не были достаточно хороши. На наших семинарах, когда начинаем говорить о шоке, сами того не ожидая, обнаруживаем что у кого-то были такие же переживания в их жизни. И они испытывают огромное облегчение, находя этому объяснение и узнавая, что такое происходит со многими. Это начало открытия того факта, что ничего ужасающего и неизлечимо неправильного с ними не происходит. То же самое было и со мной.
На первый взгляд, в моем собственном детстве не было ничего травматического. Меня физически и сексуально не обижали, родители были любящими и поддерживающими, а дом ощущался как надежное убежище – теплый и манящий. Но как же объяснить мой шок? Генетика? Невезенье? Лень? При более детальном рассмотрении я начал собирать воедино картинку своего детства, где ребенка воспитывали под сильным давлением и с ожиданиями, в семье, где мужские качества соперничества, активности и достижения ценились гораздо больше, чем более мягкие качества близости, расслабления и интуиции. Вдобавок к их любви и поддержке, оба родителя проявляли преувеличенную заботу и контроль.  Нет идеальных родителей, и что касается моего детства, то мне еще повезло. Но, тем не менее, я был травмирован и пока я не осознал, насколько глубокой была эта травма, я не мог полюбить себя. Эта любовь к себе приходит не из обвинения родителей. Часто они искренне делают все, что могут. Но чтобы исцелиться, нам нужно знать, как мы были ранены.
Я заметил, что чем более чувствительными мы становимся, тем больше мы начинаем осознавать ту глубину шока находящуюся внутри нас. Работа с моими травмами и шоком, а также работа с   другими помогла мне понять два очень примечательных факта. Первый – это то, что большинство людей страдают от шока в своей повседневной жизни. Второе – это то, что большинство людей были сильно травмированы в детстве. Наша нервная система устроена таким образом, чтобы отвечать на агрессию или угрозу либо убеганием, либо борьбой. Но будучи ребенком, мы не могли этого делать. Когда происходило что-либо пугающее нас, как ребенка, например, агрессия, давление, ожидания чего-то от нас или критика, у нас просто не было возможности ни защищаться, ни убегать. Нашей реакцией было замораживание и уход в себя.
Дети полностью зависят от своих родителей или опекунов и смотрят на них как на старших, полагая, что они правы. Часто мы даже не знаем, что мы получили травму, но наша нервная система знает это точно. Она чувствует это агрессивное поведение извне, что отражается на  нашей чувствительности и ранимости. Внешне, мы можем продолжать вести себя по-прежнему, угождая ожиданиям и требованиям «взрослых», но внутри, мы испытываем шок. Позже, становясь взрослее, этот шок может проявиться в любое время. Он может, например, возникнуть, когда мы сближаемся с кем-то, когда нужно быть успешными в работе, когда попадаем в стрессовые ситуации или когда чувствуем хоть малейший намек на ожидания.
Ситуаций, провоцирующих шок, множество. Это может стать сильной помехой в отношениях. Мы можем сильно среагировать на любые ожидания или даже на предполагаемые ожидания другого человека относительно нас. Сильной может быть реакция, когда испытываем испуг, что кто-то нас покинет, потому что это задевает старые и забытые переживания брошенности. Также переживание своей ненужности может быть спровоцировано, когда шок испытывает другой, и мы чувствуем его отголоски внутри себя, но это переживание ушло так глубоко внутрь, что мы не можем его больше чувствовать.
На своем опыте я убедился, мы должны работать со своими травмами и шоком, чтобы полюбить себя снова и чтобы испытывать течение любви к другому. Мы можем это исцелить, и это может даже стать источником большой любви к себе и к другим.
Первый шаг – это просто распознавание и признание этого. Если в нашей повседневной жизни есть симптомы шока, это значит, что в детстве мы были травмированы. И, по моему мнению, когда мы начинаем подозревать о наличии жестокого обращения, 99% из 100% так оно и было. Иногда мы помним, как это произошло, иногда нет. Нам нет нужды искать травматические воспоминания. Они естественным образом проявляются сами, когда мы работаем над своим шоком и начинаем изучать свое прошлое. Важно принять себя с терпением, любовью и состраданием. Понимание шока и травмы дает понимание, что это нужно сделать. Распознавание и признание шока приходит, когда мы становимся более осознающими и чувствительными к тем моментам повседневной жизни, когда поднимается страх. Нужно обращать внимание на то, что провоцирует страх, как  страх ощущается в тебе, и как он влияет на поведение.
Второй аспект исцеления шока и травмы – это способность говорить «нет!». Нашей целью не является параноидальная недоверчивость. Наша цель – научиться любить себя, чтобы мы могли знать и доверять своим собственным нуждам и желаниям и защищать свои собственные границы. Когда мы травмированы, мы теряем уважение к себе. Мы не думаем, что имеем право говорить «нет». Мы слишком боимся расправы в виде наказания, злости или ответной реакции. Мы даже не думаем, что заслуживаем любви, поэтому это «нет» даже не приходит нам на ум. И что я еще обнаружил, что в большинстве случаев я не понимал, когда должен был говорить «нет», пока уже не было слишком поздно это делать. И если я делал, моя нервная система не реагировала. Меня переполнял страх и слова застревали на полпути. Но со временем и практикой мы все-таки учимся возвращать свое достоинство. Мы прекращаем идти на компромиссы в своей жизни, чтобы получить крохи любви.
Часто мы продолжаем вести себя с теми, кто нас травмировал, так, как если бы этого никогда не было. Возможно, на нас даже продолжают нападать и относится неуважительно, как это было с нами в прошлом. В своей работе я с этим очень часто сталкиваюсь. Например, женщина, которую в детстве постоянно критиковал и унижал отец, когда она звонит им сейчас домой или идет в гости, это все еще происходит. Это не здоровая ситуация потому, что это только укореняет еще больше травму и шок и нехватку любви к себе. Частью процесса исцеления является прекращение этого и культивирование большего доверия и уважение к себе при общении с другими, особенно когда мы находимся в своей семье. Это нелегко, но это важно. А для тех, кто был сексуально или физически оскорблен, важно высказать это все тому, кто их оскорбил. В большинстве случаев он или она даже не признаются в том, что произошло, не говоря уже об извинениях, но это не важно. Важно прекратить жить во лжи и все прояснить.
Другой аспект исцеления от шока и травмы это преодоление вины, которую мы, возможно, чувствуем внутри. Ребенок сделает все, чтобы поддержать своих родителей и облегчить их боль. Мы, естественно, верим, что если нас отчитали или покритиковали, значит это была наша вина и мы заслужили это. Эти чувства такие сильные, как будто пропитали нас на клеточном уровне. Но чем больше мы понимаем прошлое и эмоциональные проблемы своих родителей, тем больше мы понимаем, что их поведение исходило из их неосознанности, а не по нашей вине. Чем больше мы работаем над шоком и травмой, тем больше поним
Как шок и травмы делают из нас человекааем, в какой несознательной среде нас воспитывали. И естественным образом, мы прекращаем повторять эти ошибки, воспитывая своих собственных детей.
Четвертый, еще один важный, аспект исцеления это проговаривание «да» ярости и горю, которые внутри нас. Эти чувства есть, но может пройти немало времени, прежде чем м
ы сможем распознать и соединиться с ними. Важно быть терпеливым и внимательным к себе, позволяя этим чувствам самим выходить на поверхность. Шок эмоционально замораживает нас. Лед должен растаять, прежде чем мы почувствуем, что лежит под ним. Я понял, что когда мы начинаем соединяться с той ситуацией, которая нас травмировала в детстве, это разрывает нам сердце. Если мы наблюдаем со стороны за тем, через что мы сами проходили, мы либо начинаем злиться, либо рыдать.
     И последнее, для исцеления шока и травмы нам нужны поддержка и наставничество. Нам необходима поддержка любящих друзей, которые понимают и тоже работают над собственным шоком и травмой. Также я считаю, что мы нуждаемся в наставничестве кого-то, кто был обучен этому и имеет соответствующий опыт, чтобы провести нас через травму и шок с осторожностью и давая нам необходимо пространство. Такой вид наставничества был для меня очень важен. Я не смог бы сделать это сам. Было слишком много страха, самобичевания и непонимания.
Когда мы вносим любовь и понимание в наш шок и травмы, жизнь естественным образом начинает меняться. У нас начинают появляться более любящие и поддерживающие отношения с другими. Мы становимся способными постоять за себя и можем идти на больший риск в своей жизни. Мы все больше и больше уважаем и ценим свою уникальность и одаренность. Мы больше не изводим себя чувством вины. Наша природная и спонтанная энергия становится живой, мы не подавляем и не толкаем себя. Но наш шок не исчезает. Мой все еще со мной, но я могу наблюдать за ним с большей любовью. Иногда это меня расстраивает, но я также понимаю, что я не был бы тем, кем сейчас являюсь, или не смог бы делать ту работу, которую сейчас делаю, не пройдя через то, через что я прошел. Понимание шока и переживание травмы делает нас людьми.

  • Как шок и травмы делают из нас человека 
  • comments powered by HyperComments