fbpx

Моя первая Мистическая Роза.

Моя первая Мистическая Роза.  
     В прошлом месяце в Будда Холл на Корфу приехала  Лила, чтобы провести Мистическую Розу. Месяцами меня занимала идея о том, чтобы принять участие, но даже в ночь перед началом группы, я обнаружил, что  все еще отсиживаюсь в стороне.

     Чтобы не застрять в болоте нерешительности, я кинул кости (так сказать) и вытащил карту из колоды Ошо Трансформационное Таро. Судьбоносной картой, которую я выбрал, оказалось Путешествие (# 59). Она  говорит:

     «И печаль, и страдания, и беды — все нужно принимать несерьезно, потому что, чем более серьезно, вы принимаете их, тем труднее выбраться из них.  Чем более вы несерьезны  … вы можете пройти через страдание, через темную ночь, напевая песни. Сделайте весь путь отсюда до сюда просто поводом для смеха. «

     И как будто Ошо желал втолковать  мне смысл, как только я дочитал до конца описание, мои глаза естественным образом переместились на следующую карту — Смех!  Благоприятное описание гласило:

     «Я слышал о трех китайских мистиках. Они были известны только как «Трое смеющихся святых», потому что они никогда ничего  другого не делали; они просто смеялись.

     «Эти три человека были действительно красивы, — смеющиеся с трясущимися  животами. И тогда он (смех) становился заразным, и другие начинали смеяться. И многие чувствовали ключ — вы можете быть трансформированы «.

     Даже с учетом всех знаков, говорящих «да», я все еще находил пространство для сомнений. Участие, скорее всего, приведет  к уменьшению рабочих часов в моей роли повара на кухне Будда Холла, что также (из-за отсутствия денег) может поставить под угрозу мою зимнюю поездку в Таиланд.

     Все еще не определившись,  я пошел на презентацию и в первый раз услышал, как  говорит Лила. Я не могу вспомнить, что было сказано, я просто знаю, что что-то, связанное с ней, глубоко затронуло меня. И в тот момент, когда  я оглядывал комнату и видел все знакомые лица из нашей растущей коммуны здесь, в северо-западной части острова Корфу, громкое «да», наконец-то, зазвучало у меня в животе.

Смех

     Итак, утром я пришел на наш первый день с большим волнением и нервным возбуждением. В детстве я был тихим и застенчивым, никогда много не смеялся и избегал внимания любой ценой. Сама мысль о том, чтобы быть закрытым в комнате с 25 людьми в течение 3 часов, когда я изо всех сил  буду пытаться найти свою внутреннюю точку смеха, рождала во мне дискомфорт.

     Как только мы начали, страх только усилился, и я почувствовал желание сбежать в горы. Я заставил себя взаимодействовать с другими, которые сразу же превратили  зал в детскую игровую площадку и начали строить рожицы друг другу, бросать подушки и издавать смешные звуки.

     Для некоторых людей это казалось таким естественным, тогда как другие боролись, как и я.  В первый день 3 часа ощущались как будто 6, и, хотя, время от времени,  мне хотелось просто лежать и ничего не делать, я последовал совету Лилы  и не переставал копать и двигать энергию, пока что-нибудь не выйдет наружу. Однако чаще всего я чувствовал себя застрявшим,  и мне было неловко оттого, что я симулировал смех, а не смеялся.

     В течение  7 дней я продолжал копать, надеясь, без особой надежды, что мой внутренний ребенок заразится радостным взрывом смеха. Иногда я приближался, но в момент близкий к освобождению,  ум всегда вступал и говорил: «Что тут смешного в этом печальном мире?», и меня отбрасывало обратно к началу.

     Тем не менее, у меня было много веселых моментов. Были моменты, когда я действительно отпускал себя и позволял себе вести себя по-дурацки как с собой, так и  другими. Как-то я поднял свою любимую и побежал за ней вокруг  зала, хлопая ее по нижней части спины. В другое время я вскакивал  и ходил кругом, танцуя. И вот однажды, только один раз, я почувствовал благодарность, когда проявился мой собственный сердечный, раскованный  и беспричинный смех. Тот, который пришел из самого моего чрева,  и с которым у меня так долго не было контакта. 

Плач

     Полагая, что плакать будет легче, я пришел на вторую неделю с чувством облегчения. Я тогда мало понимал, что печаль также трудно раскапывать, как трудно было найти радость. Вначале у меня получалось хорошо, чему способствовал ряд недавних страданий, которые я пережил. Я стучался в банк памяти и через несколько секунд начинался плач и продолжался около 15 минут, прежде чем прекращались дождь и ветер. Хотя я чувствовал себя очищенным и благодарным, я сразу же начинал опасаться, что не смогу плакать снова. К счастью, Лила включала трогательную песню, что вызывало гнев, связанный с детством, и как раз перед концом дня я был в состоянии пролить еще больше слез.

     Однако в течение двух последующих дней он начал сходить на нет, все более и более трудным становился доступ к айсбергу печали, который, я знал, был спрятан под поверхностью. В конце третьего дня я обратился к Лиле за помощью. Расспросив меня о моем прошлом, она рекомендовала мне использовать гнев (эмоция, с которой я слишком хорошо знаком) в качестве инструмента, и призвала меня стать более активным и выразительным, как вербально, так и физически.

     Следуя ее совету на следующий день, я начал безостановочно кричать в одну подушку,  и бить кулаками в другую. Я ревел с такой силой, что мой голос стал хриплым, и я чувствовал, что теряю сознание. По мере того, как я копал глубже, я почувствовал, как в моем существе появилась трещина, достаточно широкая, чтобы позволить печали течь сквозь нее и вскоре я плакал, не переставая. Вся красота оказалась в том, что плач пришел с пустым умом. Не было ни мыслей, ни воспоминаний, связанных со слезами. Он просто выходил из родника неиспользованной печали моего существа, места, которого я никогда не видел и о котором никогда не слышал раньше.

     Но даже это оказалось лишь временным порталом, который в свое время закрылся, и я опять начал процесс копания. На этот раз хитрый разум твердил — «О чем тут плакать, ведь в мире есть так много красоты!»

     Я изо всех сил пытался поддержать непрерывный поток слез, и в конце недели  я насладился прекрасным чувством завершения. Впервые в жизни я смог находиться среди других людей и плакать от всего сердца, не испытывая чувства вины или стыда. Я смог войти в контакт с чувствами и эмоциями, которые я не испытывал с самой юности, если когда-либо испытывал вообще. И когда я почувствовал легкий удар по плечу и посмотрел вверх, то увидел красивые и сострадательные глаза Лилы, как раз перед тем, как она протянула мне прекрасную красную розу на длинном стебле, у меня лились нежные слезы благодарности и радости за то, что я являюсь  частью такого преобразующего процесса.

Наблюдатель на холме

     Последняя неделя была посвящена безмолвной медитации, и для меня это стало глазурью на торте. Процесс раскопок в поисках смеха и слез подошел к концу, и теперь мы стали наблюдателями на холме. Конечно, я все еще сражался с умом, который применял все: от провозглашения обличительных речей перед невидимыми толпами по вопросам неравенства в западном обществе, до создания списков продуктов  и сочинения этой статьи. В промежутке между ними, я испытал великолепные моменты тишины и покоя, которые каким-то образом были мне неизвестны, связывал их вместе с  переживаниями предыдущих двух недель и соединял их в одно целое.

     Во время последней недели я также влюблялся в Ошо снова и снова. На протяжении 3-х лет в качестве саньясина, я слушал бесчисленные дискурсы, все они были прекрасны и полны смысла. Тем не менее Лила показала мне новый способ переживания (и, что более важно, применения) слов Ошо.

     Она мастерски составляла извлечения из его дискурсов так, чтобы ежедневно мы слышали фрагменты мудрости, относящиеся непосредственно к нашему процессу. Возможная трансформация во всех трех фазах была освещена его поэтическими и пророческими словами, которые помогали мне двигаться глубже и глубже с каждым днем.
Моя первая Мистическая Роза.
     Искусность Лилы касалась не только записей Ошо; она вся была на высоте. Она никогда не убеждала или уговаривала, она просто служила в качестве проводника и предлагала свое открытое сердце, с нежным прикосновением здесь и поощрительными словами там. Если бы не ее мастерское руководство, есть вероятность того, что я бы просидел в углу, ожидая чего-то, что  должно произойти. Я благодарен ей за то, что она  не позволила этому случиться.

     Так что я узнал после всего этого? Что плач и смех действительно являются двумя сторонами одной медали. (Я был удивлен, обнаружив, что мой смех и плач, а также всех остальных, даже звучали одинаково.) Что всегда есть пространство для роста и самопознания. Что, заставляя себя быть в неудобных ситуациях, можно осветить путь к пониманию и исцеления. И больше всего я научился делать весь путь отсюда до сюда поводом для веселого смеха!

Сарваан для Ошо Новости

Лила будет проводить свою следующую Ошо Мистическую Розу и обучение в Ошо Нисарга центре, Дхарамсала, Индия, 11-31 Март 2012 — www.mysticrosemeditation.com

источник: http://www.oshonews.com
  • Моя первая Мистическая Роза. 
  • comments powered by HyperComments