Наслаждаясь фестивалем.

Наслаждаясь фестивалем. 
 Пока другие работают …

     Потрясает та работа, которую нужно выполнять, чтобы все шло гладко.  У известных нам постоянных жителей  есть вторая работа или несколько рабочих мест. Ватула, налоговый адвокат, работает  "таксистом" в Мадрас, и т.д. и помогает при парковке. Нирен, хотя  он и адвокат Международной службы новостей по опровержениям, упаковывает обувь  на кассе в обувном магазине до утреннего сатсанга и сопровождает съемочные группы во второй половине дня. Вина весь день помогает Мирдад, предлагая печенье «Туинкиз»  журналистам, отвечая на миллион странных вопросов, и работает официанткой в пивном баре по вечерам.

     Раджан, который помогает на кухне  и обслуживании у Шилы,  меняет занятие  и занимается своей прежней профессией в качестве талантливого парикмахера в Чийоно. Наш официант в ресторане признался, что он обычно полирует ногти на дому. Вадуд, планировщик, и многие другие служат в качестве  резерва Блюстителей порядка, круглосуточно патрулирующих палаточную зону и улицы, хотя я удивляюсь, зачем, здесь все так спокойно, так ненасильственно. Поразительно, но я здесь не слышал даже громкого спора, а тем более не слышал о физическом насилии среди 15000 резидентов.

     Хотя не только постоянные жители занимаются тем, чтобы фестиваль функционировал, обращения к добровольцам собирают сотни людей, которые по очереди выполняют маленький или большой объем работы ежедневно — на кухне, в обслуживании, в канцелярии, по уборке туалетов и душевых, сбору и мытью овощей. Самая большая группа волонтеров, кажется, немцы. При всей пыли и грязи, все — удивительно чисто. Полы часто моются, как и душевые кабинки, раковины, и т.д.  Везде стоят  мусорные корзины, которые часто опорожняются, как и окрашенные в красный цвет банки из-под кофе с песком для сигарет. В каждой палатке имеется  пепельница и корзина для мусора, которые ежедневно очищаются. Что еще более удивительно — все 15000  человек нигде не оставляют ни  соринки, "транспортируя" свою собственную посуду (тщательно разделяя  на мусор, компост и серебро), курильщики оставляют окурки в предназначенных для этого банках или своих карманах.

     Один из самых удивительных процессов происходит в кафетерии, где очередь никогда не бывает больше десяти минут на раздаче пищи на столы или  у стойки с кофе-чай-водой. И блюда очень вкусные, домашний хлеб всех видов, в том числе, бублики в форме сердца, выпекаемые тысячами в день Мастера, сказочные салаты из листьев салата, помидоров, шпината, побегов подсолнуха, ростков люцерны, моркови и иногда с изюмом, ананасом, и всегда в комплекте с выбором разнообразных заправок,  с кусочками соевого бекона, сыра пармезан, майонеза. Обед всегда включает вкусный домашний суп, каждый день разный. Главное блюдо на ужин спагетти или как вариант тофу и соус, всегда с одним или двумя овощами, и опять каждый день разные, и фрукты — бананы, персики, апельсины, яблоки, дыни, вишни, зеленый виноград, клубника с мороженым на день Мастера. Есть вариации сухих завтраков, апельсиновый сок, йогурт, домашнего творога, список вкусной еды можно продолжать и продолжать.

Обычный день проходит примерно так.

     Подъем в 5:00 или 6:00 утра,  благодаря солнцу, свежему воздуху, движению автобусов и самолетов, или довольно шумным индийцам в палатке неподалеку. Поход в туалет и душ, иногда ожидание, но не  очень долгое. Пешком или на автобусе в район кафе или в ближайший снек-бар за кофе и немного перекусить. Обратно к залу Будды, где тысячи людей спокойно регистрируются и записываются на Сатсанг. Позже  Сатсанг. После этого принятие в санньясу, за которой проводится Динамическая медитация для одних участников. Кофе и прогулка по городу и магазинам для других.

     Приятное времяпрепровождение — туризм, езда на велосипеде (аренда), джип-туры по всей стране или авиа- туры ( с оплатой), автобусные туры (бесплатно), плавание, катание на лодках, загорание, катание на лошадях для одних. Работа или чаты с друзьями для некоторых других. Обед с 12:00-1:30  или, возможно, джаззерсайз (jazzercize), а затем занять место для себя в линии на дороге, по которой  проезжает Бхагван.  С 2:30-6:00 вечера аудиозапись беседы Бхагвана, после которой следует Надабрама и Кундалини медитации в Будда холле или как вариант  такие же занятия, как в утреннее «свободное время». 6:00-7:30 часов ужин, и 8:00-9:30 вечера развлечения — музыкальные коллективы и группы в Будда Холле или поездка на дискотеку или Пивной сад. 9:30-10:00 часов видео Бхагвана в Будда Холле, и для нас, свернуться калачиком в спальном мешке в 10:30 вечера. В зависимости от своих склонностей, вам можно заниматься многим или ничего не делать! Некоторые даже записываются на участие в  инкаунтер-группы, медитации смеха, работе с телом, или различных терапевтических сессиях.
Наслаждаясь фестивалем.
Мой первый Сатсанг.

     Я — «ночной человек», не склонный вставать на рассвете, стоять на холоде за право сидения на еще более холодном, жестком линолеуме в зале на открытом воздухе для часовой медитации. Но моя реакция после первого Сатсанга была такая:  "Какой замечательный способ начинать каждый день". До 7:45 утра, мы сидим и слушаем успокаивающую музыку и объявления, зачитываемые мягким, ласковым, мужским голосом с британским акцентом, позже я узнал, что это — Деварадж, врач Бхагвана. Голос рассказывает нам о специальных встречах, которые будут происходить в этот день, просит тех, кто принимает санньясу, собраться около музыкальной зоны, напоминает нам, что шум во время тихих стадий мешает медитации других людей. Последнее кажется ненужным, поскольку все сидят тихо и благоговейно, слышится только кашель тех, кто простудился, ночуя в палатках и  от переменчивой погоды.

     В 8:20 утра или около того, музыка становится более энергичной, белый Роллс-Ройс начинает движение, Шила за рулем, Бхагван и Вивек на заднем сиденье. Саньясины сидят близко вокруг платформы, на которую выносится кресло Бхагвана, рядом с которым стоит на страже Гарри Хокинс, основной блюститель порядка на ранчо и не-саньясин. Те, кто сидят в первых рядах, для того, чтобы занять первые места поднялись до 5:00 утра. Другие по бокам и в задней части зала собрались  по краям  в ряды по три-четыре человека, чтобы взглянуть на мастера пока его автомобиль очень медленно объезжает вокруг здания.

     Все сложили свои руки, ладонями вместе, кончики пальцев у подбородков, в Намастэ — индийском приветствии, саньясинский знак почтения и уважения. Автомобиль подъезжает к крытой двери, Бхагван сходит, проходит через входной коридор и выходит на платформу в великолепной одежде с ниспадающими рукавами под радостные возгласы саньясинов. Он делает Намастэ всему залу и садится, и все садятся тоже. Минута молчания. Затем следует Gachchhamis (своего рода распев), одна женщина поет на хинди, "Я припадаю к стопам Пробужденного". Мягкий, мужской, британский голос переводит, женщина повторяет,  все присутствующие повторяют с удивительной полнотой и резонансом.

     Таким же образом идут две следующие фразы "Я припадаю к стопам коммуны Пробужденного". "Я припадаю к стопам Окончательной Истины Пробужденного." Период молчания. Я обнаруживаю себя, скрестившим ноги, закрывшим глаза, углубленным в себя, а не пытающимся увидеть Бхагвана, как я воображал себе, что буду делать. Это действительно не имеет значения, как далеко я сижу, насколько плохо мое зрение потому, что это время созерцать свое внутреннее существо, не Бхагвана. Далее, проигрывается красивая музыка, оригинальная и разная в каждый из семи дней. Затем мягкий голос читает из «Нирваны: Последний кошмар». Каждый раз, кажется, что послание настолько отвечает тем проблемам, которые  накануне мы с Тедом обсуждали, каждое послание, оказывается, говорит своим особым образом  и с другими людьми, как я позже выясняю. Потом тишина, и  начинается гудение, — великолепное гудение издается всеми людьми в течение десяти минут, а музыкальные ноты образуют фон. Все замирает в молчании. Еще одно чтение. Громче музыка, некоторые саньясины поднимаются и начинают танцевать.

     Другие, и я в том числе, сидят, покачиваясь из стороны в сторону. Некоторые из них гибкими руками, запястьями и пальцами деликатно сплетают изящные узоры в воздухе. Тишина. Gachchhamis. Живая музыка. Почти все встали, чтобы танцевать и покачиваться, и хлопать. Бхагван встает, саньясины выкрикивают приветствия. Он двигает руками в такт музыке, дирижируя хором саньясинов! Вокруг сама радость. Все делают Намастэ, по мере того как он отходит, садится обратно в Роллс для еще одного тура вокруг здания, чтобы смотреть на счастливые лица саньясинов, все  еще покачивающихся в такт музыке. Как быстро идет время! Как быстро физический дискомфорт переплавляется в радость. После этого, люди смеются, плачут, танцуют, обнимаются. Но нет шума и истерии. Все невероятно спокойно. Любой разговор ведется  тихим голосом, в глазах  глубокая безмятежность. 15-тысячный поток  мягко вытекает из зала. К каждому прикоснулось благоговейное счастье. Что за прекрасный способ начать день!

Заметки Рошани, сделанные во время фестиваля 

источник: http://www.oshonews.com
Перевод — Нурани
 
  • Наслаждаясь фестивалем. 
  • comments powered by HyperComments