Поездка больше, чем полет.

Поездка больше, чем полет.
     В Нью Джерси  между Пуной 1 и Ранчо Ошо находится  Замок.  Это особняк  с башнями, расположенный  на вершине холма, с которого открывается вид на силуэт Нью-Йорка.

     В то время он  ездил на своих Роллс-ройсах два раза в день, утром и вечером, и каждый раз он приглашал двух человек прокатиться с собой. Их предупреждали заранее, чтобы у них было время принять душ, почистить зубы и надеть чистую одежду. 

     Как-то вечером все мы собрались перед домом и ожидали его появления. Машина стояла, и Ниведано  дал знак музыкантам играть, а мы все хлопали в ладоши и пели.

     Вдруг я поняла, что сегодня он пригласит меня поехать с ним, хотя заранее меня никто не предупредил. Я ужаснулась –  зубы не почищены после обеда,  не принят душ, и волосы не в порядке. И ко всему остальному мои брюки не застегивалась  — после эпидемии лихорадки денге в Пуне я сильно похудела и после приезда в Замок обильно поглощала очень вкусную пищу.  Мои брюки под футболкой, так чтобы было не заметно, немного были расстегнуты.

     Он появился из дверей на верху лестницы. И затем мягко, едва слышно произнес: “Мадури? ” И посмотрел на меня.

     Я подошла к машине и мне показали на место на заднем сиденье рядом с парнем из бухгалтерии; Вивек села рядом с ним с другой стороны.

     Ошо был за рулем и рядом  с ним сидел его доктор, приятного вида американец, имени которого я не помню. 

     Очень быстро стемнело. Мы выехали на скоростную автостраду. Ехали очень быстро.

     Никто не говорил ни слова. Реально за все время поездки была произнесена только одна фраза, и  она принадлежала Ошо. Он увеличил скорость – да, мы вроде того, ехали с недозволенной скоростью – когда обгонял белую машину, за рулем которой была женщина. Она с удивлением посмотрела на нас, с обеспокоенным видом. Затем мы пронеслись вперед. 

      “Ха-ха!!” с озорством тихо засмеялся Ошо. “ Мы точно напугали эту женщину! ”  

     То, что происходило внутри несчастной смертной, находившейся внутри этой металлической громыхалки, относится к совсем другой истории. В течение полутора часов я сидела не далее чем в двух футах (60 см) от него, и мой ум сходил со всех катушек. Он болтался внутри машины, будто буквы в алфавитном супе.  Был чертовски шумен, и его содержание было унизительным. Он был захвачен навязчивой идеей, что мои нечищеные зубы наносят оскорбление его носу. О том, как вульгарно находиться рядом с ним в не застегнутых вельветовых брюках. И, конечно же, о том, что он может слышать всю ту хрень, которую вопит мой ум. Казалось, что он, не желая того, может видеть, чем люди занимаются в своих туалетных комнатах, когда за ними никто не наблюдает. И, боже мой, то, что я чувствовала, было и шипами, и колючками и стыдом.

     Странно, что я не переживала по поводу того, что мы можем разбиться, хотя скорость была очень большой! Казалось, что попасть в аварию вместе с Ошо не так уж и страшно, не  стоило беспокоиться об этом.

     На самом деле поездка была изумительной. Мягкая сила движения прижимала нас к спинкам сидений,  как  будто при увеличении гравитации в космическом корабле. Его присутствие… ну, вы понимаете.  Оно как бы полностью перемалывает ваш ум,  как бы он не сопротивлялся.  Это был эпос, волшебство, магия, приводящая в состояние восторга. Все это также….  Это было… очень чувственно. До чрезвычайности. 

     Когда мы вернулись в Замок, все вышли из машины. Как обычно пассажиры посмеивались, пошатывались, голова кружилась. Ошо, конечно, шел степенно, улыбаясь, по всей видимости,  радуясь полученному от прогулки удовольствию.  

Поездка больше, чем полет.


     Я вылезла, сгорбившись, и почти  поползла, как будто меня переехал г
рузовик, к своей постели в одной из башен. В течение следующих нескольких дней при первой же возможности я забиралась туда и ложилась.  Я чувствовала себя  разрушенной, полностью разбитой. Я не понимала почему. Я стыдилась того, что вышло наружу из-под камней и прошло парадом перед ним в интимном эфире машины. И более всего меня напугала безрассудность моего Мастера. Чего именно я боялась, я не смогу сказать даже сейчас. 

 
     Мои страхи продолжались около четырех лет. На ранчо я не могла взг
лянуть ему в глаза, когда он проезжал мимо. Я не могла махать руками и сходить с ума. Я стояла позади других и ждала, пока все закончится. Вы можете представить, что я носила все это тоже, как тайный стыд! 

     Только в последний год на Ранчо произошла перемена. Я была вместе с Субуддхой, который всегда бегал за другими женщинами. Когда я уехала в Портленд, где застилала постели в отеле, у него была любовная связь с нежной  ирландской девушкой, небольшого роста. О, как моя беспомощность меня жгла! Я впала в ярость. Я представляла, что корзины, которые я носила для уборки ванных комнат, были наполнены кровью и отрубленными головами. Я реально представляла себе это, пока удовольствие от  изувечивания и кровавой бойни не наполнило меня до кончиков моих пальцев. Я делала это ежедневно в течение всего дня, на протяжении двух недель. После этого  большинство моих различных страхов исчезло. 

     Включая и страх Ошо. Незадолго до закрытия Ранчо меня пригласили в Будда Гроув на пресс-конференцию,  я танцевала там на дорожке, когда он вошел.  

     Музыканты играли замечательную цыганскую мелодию на скрипке. Я танцевала от всего сердца, тела, души – танцевала, пока не растворилась в пульсирующем ничто в море блаженства. И он остановился и танцевал вместе со мной —  еще и еще и каждый раз, когда я открывала глаза, он все еще был там, хлопая в ладоши, поднимая звук, замечательный, с широко раскрытыми глазами и полный озорства.  

Мадури
источник:http://www.oshonews.com

  • Поездка больше, чем полет. 
  • comments powered by HyperComments