Секс и духовность. Часть I


     Мой период взросления проходил в эпоху моральной определенности. Вот так правильно, а так неправильно. Наше взросление происходило в отсутствии женской нежности или любого другого женского качества, подобно выражению эмоций. Меня  воспитывала гувернантка и, начиная с восьмилетнего возраста,  меня отправили учиться в чисто мужских школах-интернатах. Но, это не сделало меня радостным, скорее наоборот, очень несчастным.

     Нас, детей, в послевоенной Британии сильно подавляли. Я смотрел на красоту женщин издали, и жаждал быть укутанным в нее. Я наблюдал за горничными — иммигрантками в школе, как они поддразнивали и покровительствовали нам, а затем, позже, за молодыми англичанками  во время "окончания школы" во Франции, куда меня направили, чтобы изучать французский язык  перед моими государственными экзаменами.

     Эти два месяца каникул были мучением для заряженного тестостероном шестнадцатилетнего школьника, который впитал все табу и запреты своего общества. Я мог относиться к девушкам только, как к кучке приятелей из школы. Однажды в бассейне я остался наедине с Джейн. Она скатала верхнюю часть своего цельного купальника; я увидел ее грудь и отпрянул, выворачивая свою голову и глаза на далекие холмы, пока она, вполне благоразумно,  не раскатала ее обратно.

     В течение двух лет я служил в Военно-морском флоте, и, да, я целовал по несколько девушек в каждом порту, но у меня было такое бремя страха, желания и застенчивости, что расцветала только сердечная боль. У меня появилась идея, что у некоторых женщин есть силы или свойства, которыми можно укутать и успокоить мужчину — что есть женщина, которая исцелит мои беды. Я искал эту идеальную женщину. Когда я нашел ее, она искала идеального человека, которым я не был.

     Неудивительно, что несколько лет спустя, бросив учебу в университете, я прыгнул в кровать и брак с первой же женщиной, которая мне позволила. Ммм, я думал, максимум сексуального искушения в сочетании с максимальной возможностью — и, на короткое время, удовлетворения.
Секс и духовность. Часть I
     Примерно в это время  ветер перемен начал выдувать удушливую атмосферу пятидесятых и принес новый свежий климат в шестидесятые годы. Нашему поколению пришлось много поработать. Мы были теми, на кого выпал демонтаж жестких систем предыдущих 300 лет.

     На протяжении шестидесятых и семидесятых годов мы раздвигали все границы – моральные, экономические, религиозные, политические и социальные. Мы должны были так делать — или не выдержать, утонуть в море бедности и посредственности. Я поступил в художественную школу, где впервые в жизни нашел единомышленников.

     Брак, конечно, был и болезненным, и нежизнеспособным. Но он дал мне представление о кое-чем. На некоторое время в сексе был конец страданий. На некоторое время в сексе тело, казалось, управляло и проблемы отпадали, так я научился использовать секс в качестве анестезирующего средства. У нас родились две дочери – разве удивительно, что первую я назвал Беатрис, как звали идеальную женщину, которая так вдохновляла поэта Данте?

     Тем не менее, после десяти лет этот брак закончился, и шлюзы подавленной сексуальной энергии были открыты. Конец шестидесятых годов в Лондоне был хорошим временем для этого. Все занимались этим. Конечно, в конце концов, мы просто заменили половое воздержание сексуальной несдержанностью. Лежащие в основе всего этого проблемы — страх, неадекватность, гнев, чувство вины, обиды, презрение к себе и т.д. — оставались в подсознании.  В то время, пятьдесят лет назад, большинство из нас затерялось в топи и Майе.
источник: http://www.oshonews.com
перевод: Nooranie
  • Секс и духовность. Часть I 
  • comments powered by HyperComments