Восемьдесят четыре часа бодрствования.

Восемьдесят четыре часа бодрствования.
     Эта история Сатья Веданты была  рассказана им в ответ на вопрос: "Какая ситуация во время работы в коммуне оказала влияние на вас?"

     С мастером, рядом с мастером, нет такого понятия, как "работа".  Это не работа, это способ выражения своей любви к нашему мастеру. Со словом "работа" приходят ожидания, симпатии и антипатии. С мастером, что бы ни было всегда является подношением. Что бы ни происходило рядом с  мастером, представляет собой, по сути, инструмент для нашей трансформации, как бы незначительным ни казалось происходящее.

     Во всяком случае, все, что происходило рядом с Ошо, всегда было вызовом. Ранчо, например, было огромным феноменом на 64 000 акрах земли со множеством возможностей для творческого самовыражения. Мы обычно начинали в шесть утра и продолжали до восьми вечера, всего с двумя часами перерыва, когда мы останавливались, чтобы приветствовать Ошо, когда он проезжал мимо нас на автомобиле. Работа продолжалась круглосуточно более чем в 50 департаментах, и у нас была возможность выразить свою любовь к нашему мастеру  множеством творческих способов, какие только возможны. Таким образом, все, что там происходило, было вызовом. Каждую минуту мы должны были осознавать "Где я нахожусь?" Не только "что я делаю", но что более важно  "как я это делаю".

     В этом контексте, однажды нам было передано послание, что мы будем привозить бездомных, "уличных людей", как их называли, на ранчо и показывать им, как расти, как привнести медитацию, счастье и радость в свое существование. Я подумал, что это будет сложная задача доставить их на ранчо, потому что у них не было никакого представления о такой среде, как наша. Но когда приходит послание, независимо от того в штате Орегон или в Пуне: "Послание приходит", и вы " просто делаете это ." Если вы спросите меня, как я это принял, ну, в общем то никак. Я просто был рад тому, что у меня появился шанс выполнить послание, проект, который был мне поручен.

     Перед нашим отъездом, в Нью-Йорк была отправлена  команда, которая  устроила для нас базу в одном из апартаментов. Со мной поехал еще один саньясин, потому что тогда  для выполнения таких проектов, как этот, мы всегда работали в парах. Нам нужно были сделать перелет из Портленда в Нью-Йорк.

     Как только мы добрались до Нью-Йорка, мы начали искать уличных людей. Мы ходили по улицам и аллеям в поисках. Затем мы увидели их, валяющихся на тротуарах, вопящих, кричащих, ругающихся, и все такое. Наш следующий вопрос: "Чем нам  их привлечь?" Можно было стоять там целый день, и они  бы не обратили внимания на вас. Нам нужно было найти то, что мы могли бы предложить им, что-то вроде сэндвича, сока, так мы и сделали. В первый день мы не стали разговаривать с ними, мы просто предложили им еду — которую они приняли.

     Затем постепенно мы начали распространять сообщение о том, что "Мы хотели бы пригласить вас с собой в Портленд, штат Орегон в качестве наших гостей на Ранчо".

     Кто-то спросил: "Как гостей? Вы имеете в виду, что мы не должны будем работать или делать что-либо еще?"
Я ответил: "Нет, вы не должны ничего делать, мы обеспечим вас едой, одеждой, жильем и всем, что вам нужно".

     Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. В этом мире, и повсюду в Америке, как вы можете получить  что-то  бесплатно? Они явно были настроены скептически. Они просто не доверяли нам. Они смеялись, корчили рожи и уходили прочь. Но наша работа заключалась в том, чтобы настойчиво продолжать. На третий день, они постепенно начали чувствовать, что мы говорили серьезно, и что не было ловушки. Кто-то сказал, что они поедут только, если их лидер даст им разрешение.
Восемьдесят четыре часа бодрствования.
     Мы нашли лидера, сидящим на тротуаре в окружении своих подхалимов. Его лицо выглядело очень серьезным, и все то время, пока мы были там, он смотрел на карманные часы, которые он  держал в своей руке, покачивая их. Мы приветствовали его: "Здравствуйте, сэр, добрый день сэр".

     Он даже не взглянул на нас и продолжал смотреть на качающиеся часы. Мы  продолжали говорить: "Мы бы хотели, чтобы ваши друзья поехали к нам на ранчо в штат Орегон, там у нас есть хорошие условия, питание, и т.д."

     Он не произнес ни единого слова … и все смотрел на часы. И вдруг он сказал: "Сфотографируйте меня ".

     Как сделать снимок? У нас не было с собой фотоаппаратов, мы не думали, что нам понадобится хотя бы один.  Я сразу же сказал другому саньясину: "Беги в магазин и купи фотоаппарат Polaroid." Это был единственный способ (в те времена не было мобильных телефонов) — так что мы купили камеру и сделали снимок, который получился хорошим.

     Тогда лидер скомандовал: «Дайте мне пятьдесят долларов за то, что вы меня снимали!" Мы были очень удивлены, но затем быстро уладили дело, дав ему пятьдесят долларов — и фотографию.

     Он помедлил и — я не могу вспомнить, что он конкретно сделал, возможно, подал знак или сказал — но он дал свое согласие на их поездку вместе с нами. Люди вокруг него немного расслабились. Вы можете себе представить ситуацию. Там были люди, которые вышли из тюрьмы, лечебниц для сумасшедших, всех видов неблагополучных семей. Они  были убийцами, грабителями, всем чем угодно, что вы можете назвать. Это были огромные парни, в грязной поношенной одежде, которые бездельничали на улицах. Когда мы почувствовали, что действительно появилась возможность  их поездки с нами, мы сообщили им, что в четверг в пять часов пополудни  будет отправляться автобус Грейхаунд, на котором они совершат поездку в штат Орегон.

     Итак, наступил четверг и прибыл автобус  Грейхаунд. Медленно люди стали подниматься в автобус,  при себе у них были только свертки с одеждой . У нас были четкие инструкции, что мы не должны кормить их ничем иным, кроме вегетарианской пищи. И чем же тогда? У нас было только два варианта — бутерброды с сыром и бутерброды с арахисовым маслом. В дополнении к этому  у нас было  вино в бутылках. Это был единственный способ поддерживать их спокойствие и привести их ко сну. Более того, они наслаждались вином.

     Вдруг один парень, со свертком в одной руке, и клеткой с птичкой в другой, влез в автобус и сел. Как только он сел, он поднял клетку и спросил: "Эй, птичка, ты хочешь ехать в Орегон?"  И как будто услышав ответ птицы, он сказал: "Нет? Нет? … Хорошо. Она не хочет ехать ", и вышел из автобуса.

     Кто-то спросил: "Где находится штат Орегон? Как далеко? "Когда мы сказали, что это три тысячи миль, они стали бояться, что что-то не так — некоторые из них, возможно, не отъезжали далее трех миль за всю свою жизнь. Наконец-то  40-50 человек устроились и мы поехали.

     Мы пересекли Нью-Йорк и, как только мы въехали в Пенсильванию,  начал моросить дождь. На дороге была разлита нефть, которая сделала ее скользкой. Внезапно какой-то автомобиль попытался вклиниться перед нами с одной стороны, и, хотя наш водитель ехал осторожно, он с силой нажал на тормоза в попытке избежать аварию. Автобус сильно дернуло, и люди, сидящие на задних сидениях, столкнулись друг с другом.

     Они так разозлились, эти большие парни пошли вперед ругаться и схватили водителя за шею. Они собирались убить его! Я пытался спасти его, умоляя их: «Пожалуйста, сэр, не делайте этого, сэр", а второй саньясин застрял на своем месте, дрожа, не в состоянии двигаться. Я был в полной растерянности. Как мне остановить этих парней?

     В конце концов, они уступили, «Только потому, что ты просишь нас, мы не тронем этого человека, иначе мы бы его убили." Они бы не колебались! Должно быть, раньше они пережили много таких ситуаций, даже специально их создавали …. Водитель был совершенно потрясен, но как-то взял себя в руки и продолжил движение.

     И как будто этого было недостаточно, один раз, когда мы опять были на дороге, один парень встал и заорал! "Откройте дверь, я хочу выйти!" Я пытался сказать ему, что здесь скоростное шоссе, здесь нет ничего, куда он хочет выйти?

     "Нет!" Он сказал: "Остановите автобус или я выпрыгну из окна."

     В конце концов, водитель вынужден был сделать отклонение от маршрута, чтобы попасть на стоянку автобусов Грейхаунд, где можно было высадить этого человека. Был поздний вечер, и нам пришлось стучать в дверь офиса, чтобы разбудить несчастного менеджера автобусной стоянки. Мы дали ему денег на билет для этого человека, чтобы он мог вернуться в Нью-Йорк. И на этом данный конкретный эпизод закончился.

     На следующее утро мы добрались до Чикаго. Очевидно, было несколько мужчин, которые не имели никакого намерения совершить с нами весь путь до штата Орегон. Примерно 10-12 человек быстро вышли и исчезли. Между тем водитель автобуса рассказал о том, что за люди едут в автобусе, и как его чуть не убили. Администрация автобусов Грейхаунд в Чикаго отказалась везти нас дальше. Мы оказались в трудном положении, так как  у нас были четкие инструкции привезти людей на Ранчо. Поэтому я позвонил на Ранчо и меня соединили с юристами. Они, в свою очередь, созвонились с руководством администрации автобусов Грейхаунд и пригрозили подать на них в суд за неисполнение контракта о доставке нас в штат Орегон. Это изменило ситуацию, и им удалось найти водителя, который был готов ехать. Таким образом, мы продолжили путешествие  с примерно 35 людьми.

     Это был очень напряженный период, в том смысле, что нужно было следить за несколькими вещами одновременно. Прежде всего, мы должны были позаботиться о том, чтобы мужчины были тихими и спокойными. Мы давали им вино и еду, успокаивали их и относились к ним с уважением. Кроме того, проблемой была необходимость бодрствовать все это время. Я все время боялся, что если я засну и что-то пойдет не так, у меня не будет времени справиться с этим. Я сидел рядом с водителем и три тысячи миль, что составляет три ночи и четыре дня, я не спал. Я не знаю, как мне удалось бодрствовать все это время.

     Между тем, люди на борту начали беспокоиться. Они были сыты по горло бутербродами с сыром. Как можно есть одну и ту же пищу изо дня в день? Я мог понять их разочарование, но что я мог сделать? У меня было немного денег с собой. К тому времени, когда мы доехали до Солт-Лейк-Сити в штате Юта, было ясно, что они собираются поднять мятеж или сбежать. Таким образом, раним утром мы сделали остановку у ресторана. Однако, видя, что  за люди выходят  из автобуса, владелец ресторана отказался их впустить.  Я вел переговоры и предложил заплатить двойную цену, чтобы он, наконец, согласился их накормить.

     Пока все это происходило, вдруг один человек взял свой сверток и начал убегать. Я побежал за ним и каким-то образом уговорил его поехать с нами в Орегон, обещая ему обратный билет в Нью-Йорк. Между тем, у наших мужчин был замечательный завтрак омлет, сосиски, и все остальное, что  вы можете найти в меню на американский завтрак. В общем, все деньги, которые у меня были с собой, оказались потрачены. Я позвонил на Ранчо за дополнительными средствами и мне сказали, что деньги будут ждать нас на остановке  в Айдахо.

     Когда мы добрались до штата Айдахо, двое саньясинов ожидали нас. Когда я увидел их, они показались мне ангелами, сошедшими с небес. Я обнял их с такой радостью! Слышать, как они разговаривают было музыкой для ушей, в отличие от воплей, криков и ругательств, которые окружали меня последние пару дней. Они дали нам немного денег и сказали, чтобы мы не волновались. В конце концов, ранчо было не так далеко от штата Айдахо.
Восемьдесят четыре часа бодрствования.
     Наконец-то, мы добрались до ранчо, и теперь на этом этапе забота о них стала делом других саньясинов — организация их размещения, выдача одежды, кормление и помощь в адаптации. Наш автобус  был вторым, прибывшим с бездомными. После этого еще приехало множество автобусов из разных частей страны.

     Дело в том, что на протяжении всего нашего жизненного путешествия, каждая ситуация бросает нам вызов видеть, где мы находимся и что мы делаем. Это требует осознания, бдительности и способности перейти от обычного механизма на новый, где мы полностью нейтральны, где мы не противодействуем  тому или этому, просто принимаем реальность как она есть, а не делаем проекции и задаем вопросы, почему ситуация сложилась так, как она и есть. Я делал все возможное, чтобы позаботиться о своих людях, но все же они были такими, какими есть. Они не знали, как относиться ко мне. Вызовом для меня стало понять и научиться, как относиться к ним.

     Вот так, на многоуровневой основе, мне дали возможность проверить свою реальность – себя как человеческое существо, работу, которая происходит, и любовь к мастеру и его видению.

Интервью с Сатья Ведантом составлено Сурабхи и Атсара и отредактировано в  Ошо Новостях

источник: http://www.oshonews.com
 
  • Восемьдесят четыре часа бодрствования. 
  • comments powered by HyperComments