Я не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не превратилось в религию.

Я не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не превратилось в религию.Вопрос: Любимый мастер, является ли простым совпадением то, что ты начал движение Нео-санньясы 26 сентября и прекратил его в этот же день пятнадцать лет спустя?

Ошо: Я не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не стало религией. Движение  означает постоянное изменение; в этом смысл  движения –двигаться, расти. Религия мертва – она перестала двигаться, она перестала расти. Она умерла. Ей место в крематории. Именно туда мы вынуждены обращаться за ней. И мы празднуем смерть религии –  я не думал о создании религии.  

     Я верю в то, что санньясины останутся индивидуальностями, я верю в их рост и движение, но мне не нравится мысль о том, что они станут подобно христианам, иудеям, индусам, буддистам. Именно это и произошло, пока я был в изоляции.  В мое отсутствие, Шила собрала вокруг себя группу фашистов и ей удалось нанести ущерб движению санньясы, обесточить его, сделать из него религию.
 
     Мы предали огню религию – но это не означает, что мы сожгли нашу религиозность. Это абсолютно другое явление. Религиозность подобна любви – невидимая, но все же осязаемая. Это невозможно выразить словами, но можно пережить это. Религиозность была освобождена от мертвого каркаса, от оков, которые Шила и ее преступная группа возвели вокруг. Теперь вы больше не Раджниши. И я бы хотел, чтобы пресса, средства массовой информации не называли  моих людей Раджнишами. Если им нужен какой-нибудь термин – они могут называть вас друзьями Раджниша и это будет абсолютно правильно и  адекватно.

     Шиле хотелось иметь мертвую религию. Каждому священнику хочется иметь мертвую религию, потому что она предсказуема. Все просто становится катехизисом. Нет мнения, нет эволюции, нет роста. Посмотрите на Христианство: прошло две тысячи лет — сдвинулись ли они хотя бы на дюйм со времен Иисуса Христа? Двадцать пять веков прошло со времен Будды – сделали ли буддисты хотя бы один шаг вперед? Религия противодействует росту, противодействует эволюции.

     Я бы хотел, чтобы мои люди оставались открытыми, осознающими, растущими, всегда свежими и новыми.  Религиозность станет новым явлением: без приклеенного ярлыка, каждый ярлык является точкой. А я не люблю точки, мне не нравятся даже точки с запятыми: Жизнь всегда идет вперед …

     Один из журналистов был очень обеспокоен; он сказал: «Вы разрушили Раджнишизм, религию. У вас будут две большие проблемы: первая, Rajneesh Foundation International  потеряет свой необлагаемый налогами статус.» 

     Я ответил «Не беспокойтесь по этому поводу. Мы предали огню религию, но не религиозность; и мы будем бороться за то, чтобы человек мог получить опыт  религиозности, не подпадая под психологию толпы, не становясь членом коллективной организации. Это хорошо пЯ не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не превратилось в религию.одходит овцам, но не львам. А я хочу, чтобы мои санньясины были львами, а не овцами.

     «Никто не сможет у нас отнять статус освобождения от налогов. Мы являемся более религиозными, чем  любой христианин, любой индус, любой мусульманин. Мы просто сожгли мертвую структуру и освободили душу религии. Эта свобода и называется религиозностью.»

     Он также был обеспокоен тем, что в связи с этим у меня возникнут затруднения с иммиграционными учреждениями. Я не вижу в этом никаких трудностей для себя. Если у вас нет категории религиозности; это ваша ошибка. Введите такую категорию как религиозность.

     Даже в своем интервью с INS я пояснил, что это не является обыкновенной религией; это просто образ жизни, имеющей качество религиозности. 

     Ведущий INS говорил «Но это представляет трудность, так как у нас нет такого термина. У нас есть термин религия».

     «В таком случае», я сказал, «вы можете написать, что это нерелигиозная религия. И все это было опубликовано.»
 
     Что означает «нерелигиозная религия»?

     Это просто означает религиозность.

     Я люблю бороться. Это так волнующе. Я за борьбу – конечно, без применения насилия, без оружия. Оружие используется только отсталыми людьми. У меня достаточно интеллекта, чтобы бороться, аргументировать.  И я сам буду приводить аргументы, когда в Верховном Суде будет слушаться мое дело.

     Я бы хотел, что Верховный Суд дал мне специальное разрешение, чтобы я мог сам выступать в суде. Адвокат может принимать участие в качестве моего помощника, я бы не хотел запутаться в юридических терминах.  Я простой, прямой человек. И какая необходимость в адвокате, чтобы  защищать истину: Истина не нуждается в защите: ее присутствия достаточно, и ее победа абсолютна определена.

     Поэтому, здесь нет вопроса. Движение санньясы освободилось, оно не прекращено. До этого времени  раньше оно было застопорено. У меня была другая организация подобная Rajneesh Foundation  International: Neo-Sannyas International.  Шила отказалась от нее. Я узнал об этом только тогда, когда вышел из молчания, что теперь  Neo-Sannyas International больше не существует, а я работал на нее всю свою жизнь!

     Я восстановлю Neo-Sannyas International. Это движение; любой человек может присоединиться к нему, и я сделал его шире, я дал ему более широкое основание. Миллионы людей, которые любят меня и мои воззрения, но не могут стать санньясинами, потому, что тогда им придется сменить их одежду, а это создаст проблемы в семье, на работе, в общении с друзьями, в обществе. Я убрал  это.

     Я отказался от малы. Мала имеет значение в Индии, потому что в Индии красные одежды и мала использовались на протяжении тысячелетий как символы санньясина. Я хотел разрушить традиционное представление о санньясе, так как санньясин вынужден принимать обет безбрачия, санньясин не должен касаться женщины, ни говорить с нею. Санньясин не может жить дома, он должен находиться в храме. Он вынужден принимать пищу только один раз в день, он вынужден постоянно соблюдать посты. Он должен мучить себя. Это набило оскомину.

     Я хотел разрушить этот образ, вот почему я избрал красный цвет. И теперь в Индии у меня почти триста тысяч санньясинов. Мои санньясины создали огромную проблему для традиционных санньясинов, потому нет возможности определить, кто из них кто. Мои санньясины будут идти по дороге и люди будут касаться их ног, не зная, что они не соблюдают обет безбрачия; что у них есть подруги. Они принимают пищу два раза в день. Они едят наилучшую пищу, итальянскую, китайскую или японскую. Это не имеет значения. Эти люди принадлежат 21 веку, и старые санньясины очень злятся, так как я разрушил их образ.

     На Западе нет потребности  в одежде красного цвета и мала, потому что на Западе они не являлись религиозными символами. Они выполнили свою работу в Индии, они доказали, что у санньясина могут быть жена, дети; что ему не нужно вести паразитический образ жизни, он может работать, он может создавать, он может зарабатывать деньги; что ему не нужно, чтобы ему поклонялись.

     На Западе в этом нет необходимости. Я собирался отказаться от малы и цвета  когда-нибудь, но Шила сделала этот вопрос безотлагательным; вы должны благодарить ее за это. Все ее правонарушения привели к тому, что крайне необходимым сейчас является то, что санньясинам следует быть абсолютно обычными людьми, чтобы вы могли жить в обществе, не давая повода для враждебности или смущения для себя, своей семьи или появления проблем на работе.

     И более того, сейчас вы полностью свободны от всех внешних символов. То, что осталось, является основным стержнем религиозности, это путешествие вовнутрь, которое только вы можете совершить. Я не могу сделать его  за вас, никто не сможет сделать его вместо вас. Теперь осталось только  это основное качество, наиболее фундаментальное качество религии. Это медитация. Вы должны идти вовнутрь.

     Я обучил вас всем методам медитации. Вы можете выбрать любой метод, который вам подходит. Существует только сто двадцать методов; нет возможности добавить что-нибудь новое. Это исчерпывающий список. Все возможные методы уже изучены. Самым простым является свидетельствование.

     Поэтому теперь, хорошо, что у вас больше нет внешних символов,  если вы желаете быть санньясином, вам нужно помнить только об одном: как обучиться свидетельствованию; в противном случае, существует возможность, что ношение красных одежд и малы вас полностью убеждает в том, что вы санньясин. Вы им не являетесь. Одежды никого не заставляют измениться, также, как и мала никого не заставит пройти через трансформацию. Вы можете обманывать себя.
Я не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не превратилось в религию.
     Сейчас я забираю все это прочь от вас и оставляю только одну единственную простую вещь. Вы не можете обмануться: или вы делаете ее или не делаете. Не делая ее, вы не являетесь санньясином. Поэтому движение подошло к своему самому чистому состоянию, самой существенной стадии; оно не прекращено.

     Прекрасным совпадением является то, что я начал движение санньясинов в один день, и в в этот же день я очистил его от всего излишнего, несущественного. Это чистое совпадение, потому что я не запоминаю даты, дни, года. Извините меня  за это.

     Я живу в пространстве без времени. Я не знаю, какой сегодня день, я не знаю, какая дата. Я пользуюсь часами только для вас – на утренних дискурсах, на вечерних интервью для прессы – в других случаях, я не пользуюсь ими по целым дням.  Мне нет необходимости знать, который час. Что мне делать со временем?

     Только ради вас… так как  я  такой ненормальный человек, что могу продолжать говорить часами – три часа, четыре часа, пять часов –  и часы меня предупреждают. Это только ради вас, жест сострадания.

Источник книга Ошо «От оков к свободе»

  • Я не прекратил движение санньясы; я сделал так, чтобы оно не превратилось в религию. 
  • comments powered by HyperComments